Телефон "мобильного корреспондента"
+7 (39151)7-88-45

Главная - Культура - Вперёд в прошлое. В АДТ состоялась премьера спектакля «Маленькие трагедии» по произведениям А. Пушкина

Вперёд в прошлое. В АДТ состоялась премьера спектакля «Маленькие трагедии» по произведениям А. Пушкина

Вернуться

 

О гениальном творении Пушкина у нас не осталось – только представьте – ни одного факта. Мы не знаем, ни как это было написано, ни чем руководствовался автор.

 

Исследователи литературного текста сходятся только на том, что столь невероятную по насыщенности и плодотворности работу представить себе просто невозможно: вся линия «Трагедий» окутана тайной.

 

Известно лишь, что в знаменитую болдинскую осень «Скупой…» был закончен 23 октября, «Моцарт и Сальери» – 26 октября, «Каменный гость» – 4 ноября, «Пир во время чумы» – 6 ноября. Любой человек, имеющий отношение к литературе, скажет, что это невероятные темпы работы.

 

Какие задачи ставила перед собой ачинская труппа во главе с режиссёром-постановщиком Дмитрием НУЯНЗИНЫМ, мы попросили рассказать его самого.

 

Дмитрий, САЛЬЕРИ, которого вы играете, сильно опустошает, выматывает? Злая энергия всегда разрушительна…

 

– Очень выматывает. Я не играю конкретно злодея, я показываю человека, выеденного завистью изнутри. Это не просто червоточина, которая начинает появляться в начале миниатюры. К концу персонаж – это пустая оболочка, внутри которой выжженная земля, там чернота. Его двусмысленная смерть в финале, когда он падает в разгар карнавала, смеющегося над жизненными метаморфозами и коллизиями, логична. Всем смешно, а на самом деле это трагедия, которая существует веками, тысячелетиями. По сюжету отравлен МОЦАРТ, но на наших глазах гибнет САЛЬЕРИ, которого убил даже не гений его друга-врага, но собственная зависть. У него больше нет смысла существования. Что дальше? Ничего. Пустота.

 

Главная радость и главное огорчение для вас в работе над «Маленькими трагедиями»?

 

– Беда в том (смеётся), что мне этот спектакль достался по наследству от другого режиссёра. Практически ничего не было сделано, кроме нескольких фрагментов из «Скупого рыцаря». Художник-постановщик Сергей АЛЕКСАНДРОВ (Челябинск) своё видение обозначил: с ним мы работали по скайпу, он разработал эскизы. Мне нужно было наполнить, оживить, оправдать их. Эксклюзивной, в данном случае моей находкой стала Смерть. Говоря условно, мы взяли средневековые картинки и приблизили их к нашим реалиям.

 

Традиционно сложная задача для актёров: длинные тексты классической литературы, когда нельзя оплошать. Работа шла трудно?

 

– Мы все пребывали в шоке, когда на нас внезапно свалилась грандиозная работа, которую надо было сделать в минимальные сроки. Но сам процесс шёл творчески, и это очень радовало. Безусловно, пришлось искать изюминки: так, в «Моцарте» было понятно, что формально героя убьёт САЛЬЕРИ. Но, как только МОЦАРТ начинает играть «Реквием», по сути тут же погибает его противник. Что могло убить САЛЬЕРИ? Мы придумали «перевёртыш»: его разрывает изнутри его червоточина.

 

Представьте, что сейчас сюда, увидев вашу постановку, пришёл сам ПУШКИН. Как вы думаете, что он вам скажет?

 

– Ой, не знаю (задумывается на мгновение). Наверное: «Сколько текста переврали!» (смеется). Местами вольно подрифмовали, и я кое-что пропустил. Я боюсь таких вопросов: всё-таки это был бы взгляд «оттуда». ПУШКИН – абсолютный гений, но чем он руководствовался, мы никогда не узнаем. Однажды в 8 классе на вопрос, чем был движим Александр Сергеевич при написании «Евгения Онегина», я ответил честно: «Может, ему было не на что есть?». При его бурном образе жизни, вероятно, он зарабатывал гениальным романом у издателей. Он умер рано. Если бы не умер, то, может статься, до 40 лет мы бы учились в школе. Только из-за ПУШКИНА.

 

 

 

Степанида КОРА

Фото Евгения АГАПЧЕНКО