Телефон "мобильного корреспондента"
+7 (39151)7-88-45

Главная - Человек и город - Небо – наш родимый дом. Приключения бортмеханика Сергея ПЕСТЕРЕВА

Небо – наш родимый дом. Приключения бортмеханика Сергея ПЕСТЕРЕВА

Вернуться

 

Девятого февраля в 1923 году в нашей стране появился воздушный флот, в чьи задачи вошли перевозка пассажиров, путешествующих по служебным или личным делам, а также доставка почты и разного рода грузов. Накануне праздника бортмеханик ачинского аэропорта Сергей ПЕСТЕРЕВ, отлетавший более 22 лет в составе экипажа Як-40, поделился своими воспоминаниями о работе.

 

 

Я бы в лётчики пошёл...

 

Свою профессию Сергей Тимофеевич выбрал совершенно случайно. Чтобы стать студентом Омского авиационного училища, ему пришлось пройти долгий путь. После выпуска из школы будущий лётный инженер намеревался стать машинистом электровоза. Однако задуманному не суждено было сбыться. Приёмная комиссия Красноярского железнодорожного училища забраковала результаты вступительных экзаменов.

 

– Я получил одну тройку, а на эту специальность зачисляли только тех, кто все экзамены сдал на положительные оценки. Мне предложили поучиться на отделении «Вагонное хозяйство», а потом, если кого-то отчислят, перевестись на машиниста. Но я отказался, ведь ни о какой другой профессии я и слышать не желал. Поэтому просто забрал документы и вернулся домой.

 

В Ачинске молодой абитуриент направился прямиком в элеваторный техникум, и был сразу же зачислен в группу по специальности «механик-энергетик».

 

– Через два года нас направили на производственную практику в посёлок Шира. Там вся перспектива моего профессионального пути предстала в полной своей красе. Получать за свой труд мизерную зарплату, да ещё и работая постоянно в грязи и пыли, я не захотел, поэтому решил закончить 10 классов. А потом поступил в заочную школу при СИЗО Ачинска.

 

Через некоторое время на молодого человека обратил внимание военкомат. ПЕСТЕРЕВУ предложили выбор – пополнить ряды армии или стать курсантом Омского общевойскового училища. Сергей выбрал второе и даже был доволен такой перспективой, пока не встретил одного старого друга.

 

– Товарищ меня отговорил, мол, зачем тебе в пехоту, давай лучше к нам в АВАТУ. Я подумал, а почему бы и нет. Отправил в Омск письмо с просьбой отослать мне документы обратно. Но идея с поступлением в АВАТУ тоже не увенчалась успехом. О моих манипуляциях узнали в военкомате и за такой поступок обещали заслать служить туда, где Макар телят не пас, – смеётся мужчина. – Я вернулся домой расстроенный, сел рядом с журнальным столиком и вдруг в газете заметил объявление: гражданская авиация набирает студентов. Тут меня осенило: да вот же куда я хочу! В этот раз всё сложилось самым наилучшим образом, и в 1963 году я был зачислен в авиационное училище. 

 

 

Экипаж машины удалой

 

После окончания учебного заведения новоиспечённый выпускник вернулся в Ачинск. Работать устроился в местный аэропорт, где в то время активно набиралась эскадрилья авиации спецприменения, а в ближайшем будущем должно было начаться строительство взлётно-посадочной полосы.

 

– В 1965 году аэропорт представлял собой унылое зрелище: одинокий ветроуказатель да две избушки, в одной из которых располагалось руководство, а между ними – «собачья» тропка, и всё. Правда, уже вовсю в разные направления совершались пассажирские перелёты, – делится воспоминаниями Сергей Тимофеевич.

 

В обязанности молодого авиатехника входили предполётная подготовка воздушного судна, контроль за исправным техническим состоянием спецоборудования  самолёта – радио и  электроприборов.

 

 

 

 

Ассортимент лётной техники, которую обслуживал ПЕСТЕРЕВ, поначалу был весьма скудным. Долгое время на балансе аэропорта значилось всего три Ан-2, потом появилось ещё пять, а также семь Як-12, на которых осуществлялись местные рейсы. Новой техникой воздушные ворота Ачинска пополнились в 1976 году: после появления долгожданной взлётно-посадочной полосы сюда пригнали три самолёта Як-40, потом ещё девять.

 

– Желание попасть в состав лётного экипажа было огромное, а шансов – практически никаких. Дело в том, что на переобучение направляли только техников, знавших назубок устройство самолётного двигателя. Моя же специализация не подходила. И всё же мне удалось убедить краевое управление в обратном. Правда, во время первого полёта я немного пожалел о своём рвении. Когда мы поднялись на высоту 4500 метров, я глянул вниз и обомлел: «Бог ты мой! Да зачем мне такие стрессы, работал бы себе простым инженером и в ус не дул». Но затем положенную программу отлетал без лишних переживаний.

 

 

Приключения бортмеханика ПЕСТЕРЕВА

 

Сергей Тимофеевич оказался в составе экипажа Як-40. На этом судне он отлетал более 22 лет, проведя в небе в общей сложности 11 тысяч часов. Много разных мест удалось ему посетить. Особенно нравилось ПЕСТЕРЕВУ  бывать в Алматы.

 

– Нас обычно размещали в какой-нибудь хорошей гостинице. Для лётного состава, который во все времена считался элитой аэрофлота, было организовано и бесплатное питание. Я помню, что в ресторане всегда заказывал бешбармак. Очень вкусное блюдо, – рассказывает Сергей Тимофеевич. – Город расположен в очень красивом месте: живописнейшие горы и ущелья, Капчагайское водохранилище, над которым мы пролетали во время захода на посадку. А с базаров мы по просьбе соседей, знакомых и коллег привозили ящиками вишню и черешню.

 

 

 

 

Происходили и курьёзные истории во время многочисленных рейсов.

 

– Как-то раз в Свердловске сломался автобус, который доставляет пассажиров к самолёту. А поскольку время вылета уже поджимало, пришлось людям добираться пешком. Вот идём мы по перрону, позади всех плетётся какой-то мужчина с огромным тяжёлым чемоданом, ругается. Оборачиваюсь: а это Лев ЛЕЩЕНКО.

 

Случались и серьёзные передряги. Одна из таких произошла в 1985 году на обратном пути из Томска. После посадки весь лётный состав разбежался по магазинам, сметая с прилавков всё, чего не было в Ачинске. Члены экипажа так увлеклись покупками, что едва не опоздали на рейс, не успев проверить самолёт перед вылетом.

 

– Неприятности сопровождали нас всё время пути. При взлёте мы обнаружили, что в суматохе техники забыли снять специальные заглушки, которые надеваются на датчики, измеряющие скорость полёта. От этого вся система управления «сходила с ума», показывая неверные данные. В конце рейса выяснилось, что мы не убрали закрылки – бороздили ими воздух и тем самым тормозили самолёт. Заходим на посадку, а я сижу и Богу молюсь, чтобы заглушки при посадке не отлетели и не попали в двигатель: это могло бы привести к выходу их из строя. Надо было что-то срочно предпринять. Когда самолёт коснулся взлётно-посадочной полосы, я рванул к аварийной двери, открыл её, дотянулся и снял с левой стороны первую заглушку. С правой стороны заглушку снимал второй пилот, которого я держал за штаны, чтобы он не вывалился из кабины.

 

 

 

***

На заслуженный отдых ПЕСТЕРЕВ ушёл в 1997 году. Однако жить спокойной и размеренной жизнью пожилого человека у него не получается. Недавно мужчина отметил своё 77-летие, и его энергии можно только позавидовать. Сергей Тимофеевич – активный пенсионер, член краевого историко-просветительского и правозащитного общества «Мемориал», а также писатель. Сегодня на его счету около десятка художественных произведений, повествующих о жизни его земляков, о богатстве и красоте сибирской природы.

 

За всю трудовую жизнь Сергей Тимофеевич ни разу не пожалел, что выбрал себе такую работу, которая научила его из любой сложной ситуации всегда находить выход.

 

 

Елена САННИКОВА